18 Мая 2017

Новости

Что делать?: «Пермь-36» в отражении современного общества

16 мая на Дягилевском фестивале показали и обсудили документальный фильм Сергея Качкина «Пермь-36. Отражение», выпущенный в 2016 году / Взгляд из Смольного

Этот фильм — не история лагеря «Пермь-36». Этот фильм — не история музея «Пермь-36». Однако там есть и то и другое. В фильме нет последовательного хронологического повествования, но представлены несколько различных мнений о политических репрессиях в СССР.

Сначала зрители оказываются на экскурсии в «Пермь-36» и узнают, как выглядел лагерь (нары, фотографии узников, места работы заключенных) и как заключенным было тяжело (средняя продолжительность жизни 5-6 месяцев).

Дальше режиссер дает три портрета заключенных, которые были в лагере в разные годы (1970—1987). Первый их них — Виктор Пестов. В 1960-х он работал слесарем-наладчиком, решил организовать подпольную антисоветскую организацию «Свободная Россия». Осужден в 1970-м, сидел в лагере пять лет по 70-й статье — за антисоветскую деятельность. После выхода продолжил свое дело.

Сергей Ковалев защищал права человека в СССР. С 1969 года член «Инициативной группы защиты прав человека в СССР», издавал бюллетень правозащитников. Был осужден по той же 70-й статье в 1975 году на семь лет и три года ссылки. Вернулся в Москву в 1987 году, в 1994—1995 был уполномоченным по правам человека в России. Сейчас председатель правозащитного общества «Мемориал».

Еще один бывший заключенный — Михаил Мейлах, филолог, литературовед, переводчик, поэт. Был осужден за хранение «тамиздата» (запрещенной советской литературы, выпущенной за рубежом), статья та же. Срок максимальный, как и у Ковалева: семь плюс три, — однако его освободили в 1987-м, помиловали. Сейчас преподает в Страсбургском университете.

По словам бывших узников, лагерь для них был неоднозначным местом. Так, Михаил Мейлах рассказал, как обманул охрану и передал письмо на волю, и что его в лагерной больнице вылечили от тяжелого заболевания. Сергей Ковалев — о том, что несколько лет в лагере было вполне терпимой ценой за возможность защищать свои идеалы.

Вторая половина фильма — о международном гражданском форуме «Пилорама», который проходил с 2005 по 2012 год. Здесь режиссер дает слово молодым людям — участникам коммунистических обществ, представляющим свою точку зрения. Они считают, что уж лучше политические репрессии, чем смерть от наркомании и алкоголизма. Никаких аргументов в пользу своей точки зрения они не приводят, собственно, как и бывшие заключенные. Видимо, поэтому, когда стороны встречаются лицом к лицу, дело доходит до драки. Одна из идей Качкина, судя по его словам в интервью, — что так делать не надо, надо дискутировать, а не спорить.

Сергей Качкин часто говорит, что хотел сделать фильм, который подтолкнул бы к дискуссии о политических репрессиях. Фильм представляет несколько точек зрения, что является неплохим поводом для начала разговора. На Дягилевском фестивале фильм представляли Татьяна Курсина (один из основателей музея «Пермь-36») и Михаил Мейлах. Драк не было, а вот вопросов Мейлаху задавали много, после окончания обсуждения дискуссия продолжилась в кафе. Спрашивали, например, может ли история повториться… Что думать и что делать с представлениями о политических репрессиях сегодня — решать нам.

Ирина Макаловская, пресс-служба Дягилевского фестиваля

Партнеры

Генеральный партнер

Партнер

Информационный партнер

Наверх