25.12 / сб / 19:00—21:00

Посвящение Бодлеру

Завод Шпагина, Литера А
В программе:
Мировые премьеры камерных произведений на стихи Шарля Бодлера

12+
В стихотворении «Музыка» Шарль Бодлер наделяет искусство звуков галлюциногенными свойствами. Под действием музыки лирический герой поэмы трансформируется в героя трагического, отваживаясь на борьбу со стихиями — но только до тех пор, пока длится действие «аудионаркотика». Когда оно заканчивается, воля мгновенно иссякает, уступая место отчаянию и всеобъемлющему сплину.

В этом сюжете, как в кристалле, заключена сердцевина эстетики Бодлера. Для читателей XIX века (например, для Чичерина в его знаменитом этюде о Моцарте) имя Бодлера символизировало амбивалентность красоты, аморализм эстетического, искусство как своего рода guilty pleasure, порочное наслаждение. Корень этой порочности видели в неотразимости искусства, его «магии», способности «пленять». Искусство «захватывало», «уносило в иные миры», заставляло выйти из собственных границ, утратить самоконтроль и передать его на время внешней силе, фактически став другим человеком. Бодлер явно был склонен думать, что именно такой «психотропный» эффект люди в глубине души и мечтают получить от искусства, даже если не готовы признаться в этом открыто, сдерживаемые рамками приличий. Сам он не стеснялся представать в новом облике практически ежедневно, на что жаловался Гюстав Курбе, попытавшийся его нарисовать.

Зачем публике нужен искусственный рай перевоплощения? Для ответа на этот вопрос Бодлер придумал modernité, «современность» — слово, описывающее опыт жизни человека в современном городе. Разумеется, такой опыт невыносим. Город и есть источник того «зла», цветы которого Бодлер срывал для своего поэтического букета. Жизнь в метрополии — род казни, житель Парижа «осужден на столичное существование» и обречен на гибель, лишенный дополнительных подпорок для психики, позволяющих хоть на время сбегать от давящей реальности, перезагружать усталое сознание. Бодлера живо интересует все, что способно облегчить муки осужденного: алкоголь и опиум, сладострастие и эротика, бунты, асоциальное поведение, религия, океан, путешествия и экзотические культуры, растворение в созерцании городской толпы — и, разумеется, искусство.

Французская система изящных искусств строилась вокруг литературы. Высшее место в иерархии жанров для Бодлера занимала лирическая поэзия, музыка была в подчиненном положении. Так продолжалось вплоть до 1860 года, когда Бодлер впервые познакомился с музыкой Вагнера на концерте под управлением автора и сообщил в письме своему другу и издателю Пуле-Маласси: «Для моего рассудка это стало событием». Эстетический шок от встречи с Вагнером стал для Бодлера открытием музыки как таковой. Оказалось, что для целей искусства (какими они виделись поэту) музыка подходит лучше поэзии. Ее язык — не французский или немецкий, а универсальный язык чувств и душевных движений — понятен всем и способен подчинить себе любого. Ее возвышенный пафос соперничает с античными образцами, а повседневный героизм жизни в мегаполисе — суть modernité — достоин этого пафоса и даже требует его от художника. В статье 1861 года Бодлер подчеркивает в авторе «Тангейзера» искусство быть современным: «В тех случаях, когда Вагнер в выборе сюжетов и в драматургической технике приближается к античности, он благодаря своей страстной экспрессии является важнейшим на данный момент представителем современности».

В начале 70-х годов XIX века Вагнера открыло для себя новое поколение французских композиторов, и Бодлер стал для него такой же иконой, какой он был для поколения Верлена и Малларме. Полвека спустя кто-то сказал, что если бы Бодлер не существовал, французской музыке потребовалось бы его изобрести. На его стихи (их полное издание вышло в 1870 году) писали романсы Форе, д’Энди, Шабрие, Дюпарк, Капле, Шарпантье и Вьерне. Дебюсси в 1889 году создал «Пять стихотворений Бодлера», которые критики сравнивали с «еще одним актом “Зигфрида”». Позже он цитировал «Вечернюю гармонию» в заголовках Прелюдий и задумал оперу «Падение дома Ашеров», вдохновившись бодлеровскими переводами из Эдгара По. В дальнейшем поэзией Бодлера пользовались самые разные авторы — от Танеева, Гречанинова и Цемлинского до Берга, Хиндемита, Денисова и Джона Корильяно. Французские шансонье, металлисты и готик-рокеры, Давид Тухманов и Диаманда Галас, Милен Фармер и Константин Кинчев — все находили в Бодлере нечто созвучное себе.

Про особые музыкальные качества поэзии Бодлера писал еще Поль Валери, но «музыкальность» эта весьма своеобразна. В музыке, как и везде, Бодлер ищет инструмент для слома рационального порядка, предзнаменование или даже приближение грядущей катастрофы. Единственный героический акт, доступный обитателю города, — акт деструктивный. Бодлеровская passion moderne, современная страсть, вклад современности в историю аффектов — это страсть к (само)разрушению. Мятеж против непереносимой реальности или побег из нее любыми средствами — две формы одной и той же трансгрессии, пересечения запретных границ, выхода за пределы. Жизнь современного человека заключена, в сущности, в те же рамки, что и жизнь парижского фланера эпохи Наполеона III и барона Османа, управляется теми же законами; и пока будет так, бодлеровский артистический бунт и «ужасная музыка» его стихов не утратят актуальности.


Антон Светличный
купить билет

Завод Шпагина, Литера А

В программе:

Игорь Стравинский (1882—1971)
«Жар птица», Сюита из балета (1945)
«Петрушка», потешные сцены в четырех картинах (ред. 1947)

Концертное исполнение

12+

Оркестр musicAeterna
Дирижер Теодор Курентзис


Два шедевра вывели антрепризу Сергея Дягилева Ballets Russes на авансцену европейского музыкального театра. В 1910 году в парижском театре Шатле невероятным успехом пользовался балет «Жар-птица» на музыку прежде никому не известного композитора Игоря Стравинского. В следующем году Дягилев привез в Париж новый спектакль «Петрушка», который стал первым из многих стилевых прорывов Стравинского.

Музыка одноактных балетов «Жар-птица» и «Петрушка» прочно вошла в мировой концертный репертуар. В исполнении musicAeterna под управлением Теодора Курентзиса обе партитуры прозвучат в один вечер. Ключевое событие спецпроекта Дягилев + продемонстрирует со всей наглядностью, как музыкальный XIX век шагает в XX столетие, и какой мощный резонанс этот шаг вызывает по сей день.

купить билет подробнее

Органный зал Пермской филармонии

В программе:

Рождественские мотеты Джованни Палестрины (1525\26—1594), Кристобаля де Моралеса (ок. 1500—1553) и Томаса де Виктории (ок. 1548—1611)

Марк-Антуан Шарпантье (1643—1704)
Оратория «In nativitatem Domini canticum», H. 416 (1690)

16+

Концерт хора Parma Voices
c участием фестивального барочного ансамбля


Дирижер: Евгений Воробьев

Хор Parma Voices (букв. «Голоса Пармы») — концертный коллектив, родившийся в стенах Пермской оперы под руководством главного хормейстера театра Евгения Воробьева. «Парма» в названии — это и темнохвойные леса, и пермские земли. Хор дал первый концерт в феврале 2021 года, ему не исполнилось и года, но пресса уже в один голос говорит о впечатляющей слаженности коллектива, удивительно чистой интонации и тонкой штриховой нюансировке коллектива.

24 декабря, в католический Сочельник хор Parma Voices исполнит музыку эпохи Возрождения и барокко: рождественские мотеты Джованни Пьерлуиджи да Палестрины, Кристобаля де Моралеса и Томаса Луиса де Виктории, а также рождественскую ораторию In nativitatem Domini canticum французского композитора Марка-Антуана Шарпантье.


Присоединиться к концерту можно будет в онлайн-трансляции.
купить билет трансляция подробнее

Дом Дягилева

В программе:

Фредерик Шопен (1810—1849)
Полонез-фантазия ля-бемоль мажор, ор. 61 (1846)

Владислав Шпильман (1911—2000)
Сюита для фортепиано «Жизнь машин» (1933)

Моисей (Мечислав) Вайнбер (1919—1996)
Соната для фортепиано № 4 си минор, ор. 56 (1956)

Сергей Прокофьев (1891—1953)
Соната для фортепиано № 8 си-бемоль мажор, op. 84 (1939—1944)

16+

«Музыкант, позволяющий музыке дышать», – писала о Юлианне Авдеевой британская The Financial Times после победы двадцатипятилетней пианистки на XVI Международном конкурсе Шопена. За прошедшие годы Юлианна Авдеева проявила себя как вдумчивый, внимательный к деталям исполнитель. Она выступает по всему миру, работает со знаменитыми музыкантами, сотрудничает с крупнейшими студиями звукозаписи, среди которых ECM Records и Deutsche Grammophon.

Программа сольного концерта Юлианны Авдеевой 24 декабря включает как хорошо известные публике шедевры фортепианной музыки – Полонез-фантазию Шопена и Восьмую сонату Прокофьева, – так и редко звучащие не только со сцены, но и в записи фортепианную сюиту «Жизнь машин» Владислава Шпильмана и Сонату №4 Моисея Вайнберга.
купить билет подробнее

Завод Шпагина, Цех № 5

Pententacles (Россия)

Steppenkind (Германия)

Years of Denial (Франция)

18+

Тема Дягилев+ Party – взаимообмен идеями между академической и альтернативной культурой. Хедлайнерами Diaghilev+ Party-2021 станут три интернациональных авангардных музыкальных коллектива разной степени танцевальности. Французско-чешский дуэт Years of Denial делает жесткие танцевальные треки на стыке техно, электронной музыки, пост-панка, индастриала и рейва. Московская группа Pententacles смешивает ревущие гитары с нойзом и электро-психоделией, немецко-ирландское трио Steppenkind создает обаятельную атмосферную музыку на тексты будущего писателя Брендана Клири.
купить билет подробнее