22 Мая 2017

Интервью

Брюно Коксе: «Совершенный жест — это естественный жест»

Одним из гостей Дягилевского фестиваля — 2017 стал виолончелист Брюно Коксе — ключевой персонаж в истории французского аутентичного исполнительства. О риторике в музыке Баха, экспериментах с инструментами и своевременном признании собственных ошибок с музыкантом поговорила Полина Дорожкова / Взгляд из Смольного


Фото Эдварда Тихонова, больше фото

— Как вы пришли к практике аутентичного исполнительства?

— Для меня это открытие случилось, когда мне было 18. Я стал слушать музыкантов из Северной Европы (преимущественно из Бельгии и Англии), которые переосмысляли прежние подходы к исполнительству и к работе с инструментами. Я начал заниматься этим очень рано, когда во Франции аутентизм был совершенно не востребован. Мы были своего рода enfants terribles, поскольку, будучи студентами, осмелились сомневаться во всем, чему нас учили наши преподаватели. Всё это шло не очень гладко. Я сам ушел из Лионской консерватории, потому что не мог найти общий язык со своим преподавателем. Не мог принять того, чему он хотел меня научить. Я начал заниматься в одиночку, а потом присоединился к людям, которые вплотную занимались историческим исполнительством, в частности, к голландскому виолончелисту Аннеру Билсма.

— Вы наблюдали за развитием аутентизма во Франции практически с самого начала — как это всё начиналось и к чему пришло? 

— В самом начале думали, что это просто мода — так говорили люди, которые этого движения побаивались. «Это мода, долго это не продлится». На самом деле продлилось, и сейчас довольно сильно институционализировалось. Очень много для популяризации старинной музыки сделал Уильям Кристи и его ансамбль Les Arts Florissants. Сейчас аутентичное исполнительство есть и в консерваториях. Есть множество факультетов, школ, где работают мои коллеги (которые когда-то были моими учителями). Некоторые изменили свое мнение об аутентизме, некоторые — нет. Мне приходилось быть свидетелем поразительных ситуаций. Например, героем одной из них была французская виолончелистка Рена Флашо. Она преподавала в Лионской консерватории во время моего обучения. Мы оказались с ней на одном концерте Аннера Билсма. В конце выступления она в слезах подошла к нему и сказала «Я ошибалась всю свою жизнь, я просто ошеломлена».

— Потом, превратившись в уважаемого аутентиста, вы основали Музыкальную академию в Ване. Что это за история?

— Я уже 17 лет живу в городе Ван (Бретань, Франция), и 7 лет назад администрация города попросила меня устроить творческую резиденцию вместе с ансамблем Les Basses Réunies, который я основал. Своего рода центр старинной музыки в очень красивом особняке XVII века, который называется Отель де Лемюр. У меня появилась идея организовать академию: мне хотелось, чтобы в этом месте проходили репетиции, выставки, где можно было бы изучать партитуры, слушать музыку и смотреть кино. Потом у меня появилась идея сделать мастерскую по производству струнных инструментов — больше 20 лет я плотно работаю с одним мастером, Шарлем Рише, который создает все мои инструменты.
Есть множество вещей, которые можно исследовать в связи со старинной музыкой — партитуры, исполнительские практики, инструменты. Особенно инструменты XVII века, которых было удивительно много. Многое забыто, и к их изучению обязательно нужно возвращаться.

Какую часть в вашей музыкальной деятельности занимает исследовательская работа? 

— Я сказал бы, что эта работа неотделима от повседневной практики. Это одно из проявлений любопытства, которое переносится и на музыку. Нам интересно множество вещей, которые могут помочь подобраться ближе к старинной музыке — мы заворожены всем живым и органическим, что в этой музыке можно обнаружить, что можно обнаружить в той эпохе. Это совершенно не значит, что технически надо делать в точности так же, как это когда-то было. Главное — подобрать жест, уловить дух.

— Идея о некоем совершенном исполнении — это, на ваш взгляд, фикция?

— Мы все его так или иначе ищем. Совершенный жест — это естественный жест. Как движение кошки, например.
Мы всегда находимся в поиске. К счастью, в сюитах Баха заложено множество различных решений. В этой музыке есть место разным вещам, она дает возможность услышать множество деталей. Арнонкур говорил, что «можно добиться одинакового ощущения противоположными приемами — это и есть риторика». В музыке заложена эта игра, которая никак не отражена в партитуре. Можно по-разному выделять, подчеркивать голоса в этой танцевальной полифонии. Мне приходится играть на одноголосном инструменте, и для того, чтобы показать разные голоса, нужно выбрать какой-то один, подобрать ему окраску и попробовать подобрать оттенки для других голосов. Всё это изменчиво, как в риторике. Эту музыку в определенный момент можно услышать совершенно по-другому.
Например, каждый раз, когда я играю трио-сонату Баха вместе с клавесином, — это просто фантастика. Я каждый раз слышу новую музыку. Мы пробуем вокализировать один голос, и он проявляет другие голоса каким-то особенным способом. На следующий день мы пробуем пропеть другой голос и слышим эту музыку совершенно по-другому. Это не что-то один раз оформившееся или застывшее.

Когда вы записывали цикл сюит Баха в 2003 году, вы использовали четыре разных инструмента. Какой из них вы привезли в Пермь?

— Я привез инструмент, который не использовал для записи альбома. Он был сделан позже, в 2004 году. Это необыкновенный инструмент. Изначально он был сделан для записи альбома с сонатами Луиджи Боккерини. У этой виолончели очень высокий регистр, она почти имитирует скрипку. Это, скорее, музыка второй половины XVIII века. После записи альбома эта виолончель претерпела множество изменений, ее тщательно перенастраивали, много раз вскрывали, меняли какие-то вещи. Например, моему мастеру пришлось уменьшить высоту обечаек на 15 миллиметров по всему корпусу инструмента, и теперь виолончель стала чуть более плоской. Я играю на этом инструменте сольные концерты, и сейчас он мне нравится больше всех остальных.

Полина Дорожкова, пресс-служба Дягилевского фестиваля

Партнеры

Генеральный партнер

Партнер

Информационный партнер

Наверх