22 Мая 2017

Новости

Письма из прошлого

В Органном зале Пермской филармонии 20 мая Антон Батагов представил новый фортепианный цикл «ГДЕ НАС НЕТ». Это раздумье на тему писем игуменьи Ново-Дивеевского монастыря (Нью-Йорк) Серафимы (Наталии Янсон). Какие чувства скрывались за простыми словами и фразами монахини? Что она хотела написать сыну из Америки в СССР и не могла? Музыка Батагова рассказывает о том, что не могут передать слова. Это не просто концерт, это — почти перформанс, в котором соединяются разные виды искусства / Взгляд из Смольного



Фото Эдварда Тихонова, больше фото

В фойе темно, в зале свет тоже приглушен. Батагов сначала рассказывает семейную историю игуменьи Серафимы. Как Наталия с мужем Михаилом и сыном Олегом ездила на Валаам. Как сын ушел на войну. Как Наталию и Михаила взяли в плен и отправили работать в Германию, и после этого они вынуждены были эмигрировать в Америку. Почти все письма написаны подруге Хельми, через которую общались мать и сын. Письма написаны простым языком, описывают жизнь. «Наташа работает сестрой милосердия», «пришли, пожалуйста, вашу фотографию», «в этом году у нас нет ни весны, ни осени», — наверно, такие фразы могли бы написать тысячи людей. Сначала Батагов читает письмо — потом звучит музыка, что оживляет историю.

Музыка передает чувство или чувства, скрывающиеся за сухими словами. Первая минорная пьеса состоит только из аккордов, длящихся одинаковое время в одном и том же среднем регистре, меняется только гармония. Чувство грусти и невозможности что-то изменить — игуменья пишет о смерти мужа (фрагмент перекликается с первой половиной пьесы Чайковского «В церкви» из «Детского альбома»). В другом письме, когда сын приехал в Америку, игуменья пишет невестке Кате о том, как они проводят время. Слышишь это, и слезы наворачиваются на глаза — сын с матерью не виделись почти тридцать лет. Но то, что играет Батагов про эту историю, сразу останавливает слезы — это мажорный танец ликующей души.

Музыка этого цикла минималистичная, но не совсем репетитивная, и не стоящая на месте. Она гармоничная и диатоничная. Более того, в ней нет резких динамических контрастов. Плотность звучания и большей частью аккордовое изложение напоминало «Метаморфозы» американского композитора-минималиста Филипа Гласса. Короткие, простые повторяющиеся фразы-мелодии, там, где они были, заставляли вспомнить о Яне Тьерсене (авторе музыки к фильму «Амели»). В некоторые моменты вдруг врывались какие-то романтические звучания, и, казалось, слышны прелюдии Рахманинова или «Песни без слов» Мендельсона.

Завершающее цикл письмо было написано уже после смерти игуменьи Серафимы, женщиной Тамарой, ухаживающей за ней в последние годы. Музыки после этого письма не звучало. Батагов зажег свечу за упокой игуменьи. На экране показали ее фотографии и те, что упоминались в письмах. Концерт закончился минутой молчания.

Иногда мы можем доверить свои слова только бумаге, и, бывает, что даже не все, как в этом случае — из-за политических ограничений. Но эти письма — единственное, что нам осталось из прошлого, рассказывающее о трагедии этих разлученных людей. Батагов превратил простые слова в произведение искусства, которое заставляет нас задуматься о чувствах людей, оказавшихся по разные стороны не только барьера географического, между странами (а таких людей и сейчас достаточно много), но и когда между близкими барьером становится смерть (с чем все сталкиваются в течение жизни).

Ирина Макаловская, пресс-служба Дягилевского фестиваля

 

Партнеры

Генеральный партнер

Партнер

Информационный партнер

Наверх