29 Мая 2017

Новости

Горько! Премьера оперы «Свадьба» на Дягилевском фестивале

В Частной филармонии «Триумф» прошли премьерные показы оперы «Свадьба» Аны Соколович для шести женских голосов a cappella. В спектакле Антона Адасинского, помимо певиц, действуют восемь танцовщиков, создавая единое ритуализированное действо. Не считая камерного проекта #Брэдбериопера, это единственная оперная премьера нынешнего Дягилевского фестиваля / Взгляд из Смольного


Фото Никиты Чунтомова, больше фото

Ана Соколович написала «Свадьбу» в 2012 году. Канадский театр, заказавший сочинение, закрылся сезон спустя — а опера и по сей день с успехом ставится в Америке и Европе. Обратившись к своим балканским корням, Соколович использовала в «Свадьбе» слова и мелодику народных песен. Шесть женских голосов перекликаются, переплетаются и сливаются; опера звучит то как церковное песнопение, то почти как рэп-баттл. В редкие моменты подключаются перкуссия и духовые: имитируют пение соловья или шум дождя либо просто задают танцевальный ритм.

Опера длится час и исполняется на сербском языке. Титры к ней делать не стали, зато в буклете есть тексты и перевод всех номеров. Их семь — по числу дней традиционного балканского предсвадебного обряда. Впрочем, следить за текстом здесь необязательно: буквальный смысл растушевывается в повторах и распевах, растворяется в универсально понятном смысле ритуала.

Есть невеста по имени Милица. Ее роль во всех трех премьерных спектаклях исполняла прима Пермской оперы Надежда Павлова. Есть пять подруг, которые проводят с ней время накануне замужества. Это солистки хора musicAeterna, а также Ольга Власова, выступившая в проекте и как хормейстер-постановщик, и как приглашенная артистка. Певицы не покидают сцену и поют большую часть времени ансамблем; лишь в конце Невеста получает недлинное, но проникновенное соло. В ее голосе, только в самых громких репликах, звучит оперное вибрато: фольклорный саунд и ансамблевая текстура «Свадьбы» требуют чистого, хорового звука.

Для режиссера Антона Адасинского, известного больше как танцовщик, хореограф и основатель театра DEREVO, «Свадьба» — первая оперная постановка. В своем спектакле он пользуется привычным ему инструментарием: пластический рисунок ролей выписан не только у танцовщиков, но и у певиц. Так опера Соколович, выросшая из «Свадебки» Стравинского, поворачивается к истоку — ведь Стравинский называл свое произведение «хореографическим сценам с пением и музыкой».

Танцовщики не являются хореографическими дублерами вокалисток, как во многих оперных спектаклях, куда добавляют танец. Среди них тоже есть невеста, но шесть других танцовщиц не назовешь ее подругами: они принуждают ее к браку, словно отдавая на заклание. Хореография порой отчетливо напоминает о танце Избранницы в другом балете Стравинского — «Весне священной». Восьмой танцовщик — мужчина, волей режиссера вторгающийся в сугубо женский мир оперы Соколович, символический жених обеих невест, поющей и танцующей.

В двух мирах — пения и танца — вершится один ритуал, хотя противопоставлены миры друг другу даже на уровне костюмов: на танцовщицах тонкие белые платьица, на певицах — черные бархатные платья в пол. Только у невест одинаковый головной убор — фата с фантазийным золотым рогом на лбу.

Мужчина приходит в разных ипостасях: он то пугающий чужак, то единственная защита от хаотичного и жестокого мира других женщин, то священник, то товарищ в радости, то жертва, не способная сопротивляться женскому большинству. Соответственно, и костюм его меняется от бандажа, создающего эффект полной наготы, до глухой сутаны, под которой обнаруживается витальная алая рубашка. Под конец Невеста поющая тоже раздевается до белого нижнего платья, как бы сливаясь со своей танцующей подругой/не подругой, двойником/не двойником… второй половиной? Намеренно или нет, так и проскальзывает аллюзия на балет с пением «Семь смертных грехов» Брехта—Вайля, где главная героиня по либретто расчленена на поющую и танцующую ипостаси.

В слиянии двух ипостасей героини, похоже, и заключена цель ритуала, который проводится женщинами для женщины и в котором мужчина — только объект. Недаром перед финалом шестерка танцовщиц со смехом распинает его безвольное тело вверх ногами на одной из металлических конструкций сцены. Невеста, пропевая свое соло, позволяет ему жить. Свадьба состоится, потому что это ее выбор.

Спектаклями 19 и 20 мая дирижировал Теодор Курентзис, музыкальный руководитель постановки; спектаклем 21 мая — Ольга Власова — заметная фигура в мире современной музыки. Как хормейстер она работала над постановкой оперы Алексея Сюмака Cantos в Пермском оперном, как солистка регулярно выступает с Московским Ансамблем Современной Музыки. Так и на Дягилевском фестивале Ольга совместно с МАСМ исполнила мировую премьеру сочинения Сюмака «Чужая».

Екатерина Бабурина, пресс-служба Дягилевского фестиваля

Партнеры

Генеральный партнер

Партнер

Информационный партнер

Наверх