28.06 / пт / 22:00

МАСМ: «Плачи и гимны»

Органный зал Пермской филармонии

Артур Лурье (1891–1966)
«Плач Богородицы». Фрагмент благочестивой песни XIII века» | Pleurs de la Vierge Marie. Fragment d’une chanson pieuse du XIII siècle для голоса, скрипки, альта и виолончели, ор. 26 (1915).
Перевод со старофранцузского Михаила Кузмина
Альфред Шнитке (1934–1998)
«Гимны» для камерно-инструментального ансамбля (1974–1979)
Гимн № 1 для виолончели, арфы и литавр
Гимн № 2 для виолончели и контрабаса
Гимн № 3 для виолончели, фагота, клавесина и колоколов
Гимн № 4 для виолончели, фагота, клавесина, арфы, литавр, колоколов и контрабаса
Алексей Сысоев (р. 1972)
«Сиротиночка» для сопрано, камерного ансамбля и электроники на текст русского северного народного плача (2023, премьера)

Продолжительность: 70 минут

Сочинение создано в рамках проекта "Ноты и квоты" Союза композиторов России.

Концерт проводится при поддержке Министерства культуры РФ

12+
В программе "Плачи и гимны" Московского ансамбля современной музыки композиторы трех поколений русского авангарда вступают в диалог, исследуя сокровенный мир глубинных человеческих переживаний: ритуального страдания, эйфории и духовного опыта.

Первый авангард представлен фигурой Артура Лурье - денди и богемного эстета, который бросил учебу в Петербургской консерватории, чтобы строить утопическое будущее новой музыки. В первой половине 1910-х годов Лурье дружил с Маяковским, Хлебниковым, Татлиным и Ахматовой, носил вызывающие костюмы и был фактическим музыкальным руководителем кабаре "Бродячая собака", легендарного места встреч столичных футуристов. В своих радикальных опусах он экспериментировал с атональностью, микрохроматикой и необычной записью нот. На их фоне "Плач Богородицы" на старофранцузский текст в переводе Михаила Кузмина удивляет, скорее, своей традиционностью. Экспрессивные диссонансы лишь оттеняют здесь тонкую лирику, в которой слышно знакомство автора, принявшего католичество в 1913 году, с церковным обиходом.

"Гимны" Альфреда Шнитке написаны в 1970-е годы и отражают период духовного и стилистического поиска, через который проходил тогда их автор. Сам Шнитке утверждает, что исходный импульс к сочинению "Гимнов" был не религиозный, а исследовательский - интерес к древнерусской теории музыки и к тембровому родству низких инструментов. Три части из четырех были написаны к случаю, на заказ или как киномузыка. Тем примечательнее итоговая цельность и очевидная религиозная подоплека "Гимнов" как цикла. Их медленное время и суровый колорит ассоциируются с храмовым пространством: архаические песнопения обрастают таинственным гулом, превращаются в терпкое многоголосие и перемежаются загадочными созвучиями-сфинксами. Нет и следа фирменной авторской игры стилями: Шнитке настойчиво ищет в это время единый язык, сплавляя воедино разные грани своей композиторской личности.

Пьеса Алексея Сысоева "Сиротиночка" обращена не столько к детям, сколько ко всем, кто в той или иной степени чувствует в нынешнем мире собственное сиротство. В основе ее лежит подлинный северный фольклорный текст, который автор трактует предельно всерьез, без тени иронии и без намека на отстраненность или дистанцию. Это ритуальный плач эпохи рейвов, поставангарда и виртуальной реальности, музыка, замкнутая в своей внутренней боли, которая в конце все же находит в себе себе силы открыться внешнему миру, обещая зрителям робкую надежду на лучшее.
 
        Нацпроекты черный (1).jpg              MINCULT_RUS_GORIZ_RGB.jpg   


купить билет

Большой зал Пермской филармонии

Иоганн Себастьян Бах
(1685–1750)
«Страсти по Матфею»,
духовная оратория для солистов, двойного хора и двойного оркестра на либретто Пикандера (Кристиана Фридриха Хенрици), BWV 244

Исполняют:
Хор и оркестр musicAeterna
Детский хор «Весна» им А.С. Пономарева
Приглашенные солисты

Дирижер – Теодор Курентзис

Солисты:
Сопрано – Елизавета Свешникова, Елене Гвритишвили
Альты – Андрей Немзер, Наталья Буклага
Тенора – Егор Семенков в партии Евангелиста, Борис Степанов
Басы – Алексей Кротов в партии Иисуса, Игорь Подоплелов, Николай Мазаев

Продолжительность: 3 часа 20 минут с одним антрактом


12+

Сейчас сложно представить, что «Страсти по Матфею» Иоганна Себастьяна Баха – этот краеугольный камень всей европейской музыки XVIII-XXI веков – двадцатилетнему Феликсу Мендельсону пришлось открывать заново в 1829 году. В родном лейпцигском соборе Св. Фомы «Страсти» исполнялись не только при жизни Баха, но и еще полвека (до 1800 года), но общеевропейскую, а затем всемирную известность этот шедевр обрел благодаря романтикам – во времена, когда принципы организации музыки и сами инструменты эпохи барокко канули, как тогда казалось, в лету. «Страсти по Матфею» (а за ними Месса си минор и другие сочинения Баха) оказались способны преодолеть стилевой, технологический и мировоззренческий разрыв и заговорить с людьми нового времени на их языке. С тех пор каждая эпоха по-своему понимала и интерпретировала эту духовную ораторию. С укреплением движения исторически информированного исполнительства «Страсти» были «переоткрыты» в их более или менее первозданном виде. И все же, процесс изучения композиторского замысла, поиска новых способов его постижения и восприятия продолжается до сих пор.
все билеты проданы подробнее

Дом Дягилева

Концерт-энигма
Il Duetto Notturno* \ * «Ночной дуэт»

Мила Фраенова — сопрано, скрипка
Марина Белова — теорба

Продолжительность: 40 минут


18+

Ночные концерты-энигмы — одна из традиций Дягилевского фестиваля, определяющих его атмосферу. Это редкая возможность провести самые короткие ночи в году, слушая музыку разных эпох.

Какие именно произведения исполнят музыканты, становится известно лишь после завершения концерта. Такой прием помогает сфокусировать внимание: движения чувств в ответ на ход музыкальных событий — вот предмет внимательного наблюдения для всех участников события. Угадывать композитора и стиль той или иной композиции тоже может быть увлекательно: отгадки найдутся в программке, которую каждый получит после концерта.

В этом году концерты-энигмы проходят в исторической гостиной Дома Дягилева — в концертном зале особняка, где великий импресарио провел свои детские годы.



все билеты проданы подробнее

Большой зал Пермской филармонии

Увертюры, арии, сюиты из опер Моцарта, Россини, Оффенбаха, Вагнера и Пуччини в переложениях для брасс-ансамбля, миниатюры разных жанров.

Продолжительность: 1 час 30 минут с одним антрактом

6+

Семейство коллективов musicAeterna пополнилось брасс-ансамблем: артисты оркестра из группы медных духовых объединились под руководством трубача Павла Курдакова. На Дягилевском фестивале состоится первый большой концерт musicAeterna Brass.

В первом отделении прозвучит музыка из известных опер в переложениях для брасс-ансамбля. Оркестровые увертюры из «Волшебной флейты» Моцарта и «Вильгельма Телля» Россини и сложнейшие арии – например, ария Царицы Ночи из «Волшебной флейты» или арии Пуччини в сюите-попурри из его сочинений – требуют большой виртуозности и мастерства драматичной кантилены. Баркарола из оперы Оффенбаха «Сказки Гофмана» нуждается в нежной изящной подаче. Все эти оперные хиты в новой инструментальной оболочке с характерными для меди штрихами, красками и звуковой плотностью станут в большой степени сюрпризами для слушателей. И лишь Хор пилигримов из оперы Вагнера «Тангейзер» со своим сурово-экстатическом пафосом, напротив, словно сам стремится навстречу меди.

Второе отделение концерта напомнит об истоках ансамблей медных духовых. Впервые они стали популярными в ренессансном XVI веке, затем развивались как фанфарные оркестры, этнические ансамбли (например, на Балканах) или музыка для пленэра (самой экзотической формой которой стал русский роговой оркестр). Широкий репертуар брасс-ансамблей, как правило, основан на популярной, узнаваемой, часто танцевальной музыке. В русле этой традиции и будет построена вторая часть концерта-презентации musicAeterna Brass.

.
все билеты проданы подробнее

Частная филармония «Триумф»

Камерный концерт
Miludus: La Folie
Сочинения Люлли, Верачини, Генделя, Джеминиани, Рамо

Жан-Батист Люлли (1632–1687)
Ария Di rigori armata il seno, 4-й выход, 5-й акт комедии-балета «Мещанин во дворянстве», LWV 43(1670)
Франческо Мария Верачини (1690–1768)
Соната для скрипки и бассо континуо ре минор, № 12 из сборника 12 Sonate Accademiche, op. 2 (до 1744)
Passagallo: Largo assai
Allegro ma non presto
Adagio
Ciaccona: Allegro ma non presto
Георг Фридрих Гендель (1685–1759)
Кантата La Lucrezia (O Numi eterni) для сопрано и бассо континуо фа минор, HWV 145 (1706)
Речитатив O Numi eterni!
Ария Già superbo del mio affanno
Речитатив Ma voi forse nel Cielo
Ария Il suol che preme
Речитатив Ah, che ancor nell’abisso и ариозо Alla salma in fedel porga
Речитатив A voi, padre, consorte и ариозо Già nel seno comincia
Франческо Джеминиани (1687–1762)
Соната для скрипки и бассо континуо ре мажор, № 1, H. 85 из сборника «12 сонат для скрипки», ор. 4 (1739)
Adagio
Allegro
Largo
Allegro assai
Жан-Филипп Рамо (1683–1764)
Ария Безумия (La Folie) Aux langueurs d’Apollon из 2-го акта оперы-балета «Платея, или Ревнивая Юнона», RCT 53 (1745)

Ансамбль Miludus:
Мила Фраенова — вокал, скрипка
Иван Наборщиков — скрипка
Ольга Филиппова — клавесин
Марина Белова — теорба
Александр Гулин — виолончель

Елизавета Мороз - режиссер

16+

"Люди неизбежно столь безумны, что было бы безумием впасть в иное безумие - не быть безумным". Так сказал Блез Паскаль, один из самых наблюдательных мыслителей XVII века. Безумие, la folie, пронизывало собой его турбулентную эпоху. Опустошительные религиозные войны и битвы за наследство сменялись короткими периодами затишья. По дорогам Европы в попытках обыграть судьбу странствовали авантюристы. Искусство нового века, начавшись историей сумасшествия Дон Кихота, с каждым годом всё более пристально вглядывалось в темные глубины человеческих страстей: во власть безумия попадали Орландо и Геркулес, Генри Перселл выводил душевнобольных на сцену в своих песнях, а Уильям Хогарт заканчивал историю Повесы долговой тюрьмой и утратой разума.

В центре концерта La folie ансамбля Miludus - кантата "Лукреция" Георга Фридриха Генделя. Она сочинена во время пребывания композитора в Италии и написана на текст римского кардинала Бенедетто Памфили, чьему перу принадлежит также "Триумф времени и разочарования", премьера прошлогоднего Дягилевского фестиваля. "Лукреция" - фактически оперная сцена, в конденсированном виде рассказывающая историю добродетельной римлянки, которую изнасиловал царский сын. Не вынеся позора, она рассказала о случившемся мужу и заколола себя на его глазах. Музыка, поначалу традиционно чередует речитативы с ариями da capo, но во второй половине кантаты выходит из берегов - неожиданные перемены темпа и короткие рваные фразы выражают фатальное исступление героини.

Кантату окружают скрипичные сонаты двух итальянцев - Франческо Верачини и Франческо Джеминиани. Оба были выдающимися скрипачами, много путешествовали по Европе и встречались в Лондоне. Для скрипки оба писали музыку на пределе технических возможностей своего времени, изобретательную, экстравагантную и не всегда понятную современникам. В сонатах оба выглядят наследниками Арканджело Корелли, чьи сочинения в концертном стиле знаменуют собой начало высокого барокко. Их музыка не подражает пению и пользуется всеми преимуществами солирующего инструмента. Она динамична, богато орнаментирована и объединяет в единое целое виртуозные пассажи, танцевальные ритмы, контрапунктические упражнения и тонко варьируемые гармонические формулы.

Открывают и закрывают вечер арии двух классиков французского барокко - Жана-Батиста Люлли и Жана-Филиппа Рамо. Спектакли, из которых извлечены арии, объединяет желание героев преодолеть власть сложившегося социального порядка. Журден, протагонист "Мещанина во дворянстве", совместного спектакля Люлли и Мольера - буржуа, получивший дворянский титул, но мечтающий о недостижимом для него статусе наследственного аристократа. Нимфа Платея из оперы Рамо убеждена, что влюбленный Юпитер может вознести ее на более высокое место в божественной иерархии, чем написано ей на роду. Эпоха Старого режима видела в таких заблуждениях опасное отступление от разума, граничащее с сумасшествием и достойное наказания. Люлли включает в комедию дивертисмент Наций и сочиняет арию, текст которой составлен из итальянских оперных клише о "сладостных муках любви" (два с лишним века спустя Рихард Штраус в "Кавалере роз" напишет на этот же текст пародию на арию Пуччини). В опере Рамо Безумие появляется на сцене как персонаж и рассказывает историю Дафны, которая отвергла притязания Аполлона и была превращена в дерево: Купидон всегда мстит, и любовь жестока, когда он в ярости.

Елизавета Мороз, режиссер:
“Камерный музыкальный вечер предполагает театральное переживание, во время которого зрители следят за попытками героини расслышать собственное сознание и найти примирение с терзающими ее противоречиями. Внутри героини-певицы скрыт не один голос, но целый рой голосов. Порой их не разобрать. Порой они противоречат друг другу. Процесс расшифровки внутренних голосов и возможность услышать самого себя - центральная тема действия”.

купить билет подробнее